Судебная ситема 1930 год

Судебная ситема 1930 год

Из истории судебной системы Каракалпакстана в 1930-1936 гг.


Основным методом руководства районными органами юстиции со стороны Наркомюста ККАССР и Главсуда стал систематический выезд руководящих работников юстиции на места, вызов районных работников с докладами в центр. Делопроизводство в Наркомате юстиции и на местах было переведено на родной язык населения Каракалпакстана, что явилось еще одним шагом на пути развития и закрепления демократических принципов судоустройства и судопроизводства.

Судебная система ККАССР строилась на основе Положения о судоустройстве РСФСР от 19 ноября 1926 г. В эти годы в нее входили народные суды и Главный суд.

Главный суд, как высший судебный орган на территории Каракалпакстана, являлся главным образом кассационной инстанцией по делам, рассмотренным народным судом.

Кроме того, он служил судом первой инстанции по делам, отнесенным законом к его ведению.

Он осуществлял также надзорные функции. Главсуд включал в себя пленум, президиум, уголовную и гражданскую коллегии.

В его постоянный состав входили председатель, два заместителя, возглавлявшие уголовный и гражданский отделы, и несколько членов суда. Председатель Главсуда и его заместители избирались ЦИКом ККАССР сроком на 1 год, а члены этого суда утверждались ЦИКом ККАССР по представлению НКЮ ККАССР. Президиум ЦИК ККАССР по особому списку утверждал народных заседателей для заседаний судебных коллегий Главсуда и их выездных сессий.

Президиум ЦИК ККАССР по особому списку утверждал народных заседателей для заседаний судебных коллегий Главсуда и их выездных сессий. В соответствии со ст. 161 Положения, на председателя Главного суда ККАССР возлагалось: а) общее наблюдение за работой Главного суда, в том числе за его канцелярией, состоянием денежной и иной отчетности по Главному суду, всеми отношениями Главного суда с Народным комиссариатом юстиции автономной республики и Верховным судом РСФСР; б) созыв заседаний президиума и пленарных заседаний Главного суда, председательствование на этих заседаниях и внесение на обсуждение президиума вопросов, отнесенных к ведению президиума Главсуда; в) представление отчета о деятельности Главного суда.

Президиум Главсуда состоял из председателя и двух его заместителей. Он занимался распределением членов Главного суда по коллегиям, возложением на них обязанностей председательствующих в выездных сессиях Главсуда, предварительным просмотром и обсуждением материалов, подлежащих внесению в пленум, проектов инструкций и циркуляров; рассмотрении представляемых в президиум кассационными коллегиями характеристик на народных судей на основании рассмотренных дел в порядке кассации и надзора и представлением их народному комиссару юстиции, производством очередных ревизий судов и изменениями в составе нарсудей; наконец, разрешением вопросов, отнесенных к ведению председателя, если последний признавал необходимым внести их на разрешение президиума.

На заседаниях президиума было обязательным присутствие с правом совещательного голоса прокурора ККАССР или его старшего помощника, а по вопросам, касающимся надзора за судебными учреждениями, заведующего соответствующим отделом НКЮ республики.

Пленум Главного суда мог дать толкование законов по вопросам судебной практики, причем не обязательно в связи с каким-либо конкретным делом. Такие постановления пленума не подлежали утверждению пленумом Верховного суда РСФСР. Подобного рода вопросы должны были передаваться ему на разрешение лишь в случае разногласий между пленумом Главсуда и его председателем или прокурором или же, когда Главсуд по каким-либо основаниям не смог дать толкование закону.

Вместе с тем в Верховный суд РСФСР посылались копии всех постановлений пленума во избежание разнобоя в толковании законов на территории Российской Федерации (от. 165, п.»а» Положения). Каждые полгода Главный суд представлял отчет с своей деятельности в ЦИК и НКЮ ККАССР, а в копиях – Верховному суду РСФСР и НКЮ РСФСР. Руководство и контроль за деятельностью Главного суда ККАССР, кроме НКЮ автономной республики, осуществлял и Наркомат юстиции РСФСР.

В необходимых случаях он а) проводил ревизии; б) направлял неправильно разрешенные дела на представление председателю Верховного суда РСФСР в целях опротестования решений, приговоров, определений и постановлений; в) ставил перед пленумом Верховного суда РСФСР вопрос о даче судам руководящих разъяснений по применению законодательства РСФСР и г) издавал приказы и инструкции по организации и совершенствованию работы судов.

При главном суде действовала Трудовая сессия и жилищная дежурная камера. Решения и приговоры Сессии обжаловались в обычном порядке в Главный суд АССР.

Таким образом, Трудовая сессия, хотя и относилась к числу специальных судов, однако входила в единую систему народных судов с той лишь разницей, что действовала в особом составе и рассматривала определенную категорию дел.

В жилищной дежурной камере рассматривались все жилищные дела и некоторая часть уголовных дел, в основном связанных с бытовым хулиганством.

В рассматриваемый период следственный аппарат, который ранее был частью судебных органов, в 1927-1928гг. был переподчинен органам прокуратуры. На прокуратура была возложена функция руководителя предварительного следствия.

Суд потерял право контролировать ход следствия в целях разрешения жалоб на действия следователя и следователя – на распоряжения и указания надзирающего прокурора. Предание суду дел, которые вел следователь, осуществлял прокурор, а дел, которыми занимались органы дознания -следователь.

В тот же период были внесены некоторые организационные изменения в структуру Наркомата юстиции, Главного суда и прокуратуры республики. Если ранее народный комиссар юстиции одновременно являлся прокурором республики, то с 1931 г.

в целях установления равного положения прокуратуры, Главного суда и НКЮ АССР первый заместитель Наркома юстиции стал одновременно прокурором республики, а его второй заместитель — председателем Главного суда. Таким образом, Наркомюсту принадлежала главенствующая роль в надзоре за соблюдением законности.

Прокуратура же выступила как орган высшего надзора за законностью. В июле 1936 г. в связи с образованием Наркомата юстиции СССР и освобождением Верховного Суда СССР от функции судебного управления произошли соответствующие изменения в организации и деятельности Главного суда ККАССР. Он стал осуществлять главным образом функции высшего судебного органа республики, освободившись от управленческих функций.

Председатель Главсуда не являлся теперь заместителем наркома юстиции.

В сентябре 1936г. прокуратура республики выделилась из системы Наркомата юстиции, что усилило роль прокурорского надзора, в.т.ч.

за рассмотрением в судах уголовных и гражданских дел.

С организацией Наркомата внутренних дел СССР и упразднением Судебной коллегии ОГНУ, согласно постановлению ЦИК СССР от 10 июня 1934г. дела о контрреволюционных преступлениях, расследованные органами НКВД, направлялись в судебные органы по подсудности. Рассмотрение этих дел в Главном суде проводилось в специальной судебной коллегии, действовавшей в составе председателя и двух членов, без участия народных заседателей.

Кассационной инстанцией являлась специальная коллегия Верховного суда РСФСР. Продолжена была линия на укрепление законности, что, однако, не означало полного устранения случаев ее нарушения и волокиты.

1 Чельцов М.А.

Советский уголовный процесс. -М.: Госюриздат 1951, С.61. 1 1ЦГА РК, ф.229, оп.1, Д.51, л.11: ф.332, оп.1, д.434, л.1-20.

2СЗ СССР. 1936, № 40. Ст. 338.

3.Судебная система и судебный процесс

Конституция провозгласила принцип независимости судей и подчинение их только закону. На практике это принцип часто нарушался.

В состав судов всех инстанций стали входить судья и 2 народных заседателя. Правосудие в СССР по Конституции осуществлялось Верховным судом СССР, Верховными судами союзных республик, краевыми и областными судами, судами автономных республик и автономных областей, народными районными судами, а также специальными судами СССР.

Народные суды, т.е. 1-е звено в судебной системе, избирались гражданами района на основе всеобщего, прямого и равного избирательного права при тайном голосовании сроком на 3 года.

Все остальные звенья судебной системы избирались соответствующими Советами сроком на 5 лет. В сентябре 1936 г. создается Наркомат юстиции СССР с функциями контроля за деятельностью всех судов и применением ими законодательства.

На Наркомат юстиции возлагались обязанности по обобщению судебной практики, организации помощи населению. С 1936 г. все прокурорские органы вышли из подчинения республиканских Наркомюстов и стали подчиняться Прокуратуре СССР, созданной в 1933 г. Вы знаете, что именно на Прокуратуру возлагался весь контроль за соблюдением законности в стране.
Вы знаете, что именно на Прокуратуру возлагался весь контроль за соблюдением законности в стране.

По Конституции органы прокуратуры должны были осуществлять свои функции независимо от каких бы то ни было местных органов, подчиняясь только Прокурору СССР.

На практике же в данный период роль прокурорских органов принижалась. Из-под контроля органов прокуратуры были фактически выведены органы НКВД, которые широко использовали тогда незаконные аресты и репрессии.

Работники прокуратуры, честно выполнявшие свой долг, сами подвергались тогда репрессиям и многие из них погибли в неравной борьбе (сегодня имеются данные о примерно 80 военных прокурорах, репрессированных за попытки помешать НКВД).

Необходимо отметить, что в начале 1930-х г. при ОГПУ действовала Судебная коллегия, которая была наделена судебными полномочиями («тройки» ОГПУ приговаривали к высшей мере наказания, это напоминает Особый трибунал при ВЧК в годы гражданской войны).

В 1934 г. Судебная коллегия ОГПУ была упразднена, но при наркоме внутренних дел СССР создано было Особое совещание. Оно получило право в административном порядке применять высылку за пределы СССР, ссылку, заключение в исправительно-трудовые лагеря. Осенью 1937 г. полномочия Особого совещания были расширены: оно могло приговаривать к расстрелу, проводить разбирательство дел списками.

Этот административный орган был наделен судебными полномочиями.

Во 2 пол. 1930-х гг. НКВД становится грозной силой, оно обеспечивало не только охрану общественного порядка, но и госбезопасности страны. НКВД возглавил систему исправительно-трудовых учреждений, в его структуру входило главное управление лагерей (Гулаг создан еще в 1930 г.).

НКВД стал распорядителем огромной трудовой армии из заключенных. Именно НКВД осуществляло внесудебные репрессии. Репрессии 1930-х гг. – это трагическое явление в судьбе страны.

Массовыми они стали в середин 1930-х гг., после убийства С.М. Кирова. 1 декабря 1934 г. Президиум ЦИК СССР принял Постановление, которое устанавливало особый порядок производства по делам о террористических организациях и терактах. Для расследования этих дел давалось не более 10 суток.

Обвиняемый не имел права обжаловать вынесенный приговор.

Вынесенный приговор к высшей мере наказания приводился в исполнение немедленно.

Это был форменный произвол. 14 сентября 1937 г. ЦИК СССР принял еще одно Постановление

«Об особом рассмотрении дел по политическим преступлениям»

.

Обвиняемому во вредительстве и диверсиях обвинительное заключение вручалось за сутки до разбирательства дела.

Кассационное обжалование по таким делам не допускалось. Созданное в 1934 г. Особое совещание при НКВД действовало вне всяких процессуальных норм и не было связано нормами права. Причем, ответственность по таким делам возлагалась кроме обвиняемого на его родственников и близких (обвинявшихся в недоносительстве).

Причем, ответственность по таким делам возлагалась кроме обвиняемого на его родственников и близких (обвинявшихся в недоносительстве).

Во 2пол. 1930-х гг. прошли громкие судебные процессы: это судебный процесс по «Кремлевскому делу» (по нему в 1935 г. обвинялись сотрудники аппарата ЦИК СССР), в мае 1937 г.

процесс по делу высшего командования армии (Тухачевский, Якир, Уборевич и др.). В марте 1938 г. процесс над Рыковым, Бухариным и др.

Политические судебные процессы носили показательный характер. Большую роль в определении приговора играли материалы следственных органов, полученные с нарушением процессуальных норм, а также кампании давления (митинги, пресса, решения партийных органов).

Целями этих процессов была окончательная ликвидация политической оппозиции, перенесение вины за допущенные ошибки в ходе социалистического строительства на оппозицию, на старую ленинскую гвардию.

С января 1938 г. «маховик репрессий» начали тормозить. Был принят ряд «охлаждающих» постановлений: сняты, судимы и расстреляны ведущие работники НКВД во главе с наркомами (Ягода, Ежов).

Нарком юстиции потребовал от судов строго соблюдать процессуальные нормы. Суды стали возвращать НКВД дела на доследование, резко увеличилось число оправдательных приговоров. В целом же репрессии пока остаются недостаточно изученным явлением. Нужно сказать, что разными исследователями называются разные цифры погибших от сталинских репрессий (В учебнике под редакцией Чибиряева это 700 тысяч человек, Солженицын называет 43 млн.).

Нужно сказать, что разными исследователями называются разные цифры погибших от сталинских репрессий (В учебнике под редакцией Чибиряева это 700 тысяч человек, Солженицын называет 43 млн.). Даже 700 тыс. человек погибших – это огромная величина и грех ее преувеличивать из политических соображений.

Заключение Сложившийся к концу 1930-х гг.

культ личности Сталина, тоталитарный режим власти сыграли отрицательную роль в развитии государства и права. Политические репрессии 1930-х гг. еще долго не изгладятся из памяти народной.

Но мы не должны также забывать и то, что именно в эти годы страна совершила невиданный скачок в своем экономическом развитии. СССР к концу 1930-х гг. вышел на 2-е место в мире по объемам промышленного производства. Но прогресс этот был достигнут «дорогой ценой».

Стр 9 из 20 Соседние файлы в предмете

  1. 16.11.20181.32 Mб
  2. 20.12.20182.19 Mб
  3. 02.03.2016254.98 Кб
  4. 02.03.201656.58 Кб
  5. 02.03.2016194.05 Кб
  6. 02.03.201651.73 Кб
  7. 02.03.2016185.34 Кб
  8. 02.03.2016212.99 Кб
  9. 02.03.20161.18 Mб
  10. 02.03.20161.01 Mб
  11. 02.03.2016944.13 Кб

Для продолжения скачивания необходимо пройти капчу:

Правовые основы деятельности советских судебных органов в 50-70-е годы XX века Текст научной статьи по специальности «История и археология»

УДК. 342.56 (091)»1950/1970″ ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВЕТСКИХ СУДЕБНЫХ ОРГАНОВ В 50-70-е ГОДЫ XX ВЕКА.

С.В. Труфанов В настоящей работе автором дается общая характеристика нормативно-правовой базы функционирования советской судебной системы 50-70-х гг. XX в. на основе историко-правового анализа действовавшего законодательства и последовательно вносимых в него изменений, обусловивших в своей совокупности судебную реформу 1950-х годов.

XX в. на основе историко-правового анализа действовавшего законодательства и последовательно вносимых в него изменений, обусловивших в своей совокупности судебную реформу 1950-х годов.

Ключевые слова: нормативно-правовая база, судебная система, Конституция СССР, Указ Президиума Верховного Совета СССР, Верховный суд СССР, народные суды, военные трибуналы, транспортные суды.

Общий анализ нормативно-правовой базы функционирования судебной системы, на наш взгляд, должен быть неотъемлемой частью исследования деятельности этой системы на том или ином историческом этапе ее развития. Обусловлено это тем, что работа судов представляет собой практическую реализацию содержащихся в законах установлений и правил, а основным фактором, определяющим конкретно-историческую специфику отправления правосудия, является регулирующее данную деятельность законодательство. В силу вышесказанного, для создания теоретической основы изучения опыта работы советских судебных органов в 1950-1970-е годы, как наименее исследованный период отечественной истории ХХ столетия, считаем целесообразным рассмотреть нормативно-правовую базу функционирования этой системы и дать ее научно-обоснованное описание.

Особенностью судебной системы на протяжении всего периода существования СССР было то, что она подвергалась достаточно частым преобразованиям.

Эти преобразования оформлялись принятием новых правовых актов, устанавливающих иные правила отправления правосудия. Для Советского Союза вообще были характерны частые правовые реформы, которые затрагивали, разумеется, и судебную власть.

В исследуемый период модель судебной системы, образованная в результате реформы 50-х годов XX века, существовала в относительно неизменном виде. Нижняя граница обозначенного периода определяется второй половиной 1950-х годов, так как в это время были приняты базовые судоустройственные и процессуальные законы, составившие основу правового регулирования функционирования судебной власти. Верхняя граница — 1979-1980 годы, поскольку именно тогда были приняты акты, существенно обновившие правовую базу отправления правосудия в соответствии с общей правовой реформой, обусловленной принятием Конституции СССР 1977 года [1, с.

14]. Созданная еще во второй половине 1930-х годов система судебных органов действовала в соответствии с Положением о военных трибуналах и военной прокуратуре от 20.08.1926 г., Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27.11.1930 г.

«О железнодорожных линейных судах», Постановления ЦИК и СНК СССР от 07.06.1934 г.

«Об организации водных транспортных судов и водной транспортной прокуратуры»

, а также Конституции СССР от 05.12.1936 г.

и Закона

«О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик»

от 16.08.1938 г. При этом Конституция СССР 1936 г., являвшаяся основой всей правовой системы государства, содержала в себе Главу IX «Суд и прокуратура». Суду были посвящены статьи с 102 по 112.

В них провозглашались базовые принципы советского правосудия и перечислялись судебные органы, его осуществлявшие.

Для более детального регулирования судебной деятельности был принят вышеназванный Закон

«О судоустройстве СССР, союзных и автономных республик»

. Его можно считать основным правовым актом в области судоустройства СССР, так как он в соответствии с общими принципами Конституции, регулировал практически все значимые аспекты организации судебной системы. Остальные же из вышеперечисленных нормативно-правовых актов регламентировали функционирование специальных судов, к которым относились транспортные суды и военные трибуналы.

Эти суды рассматривали только дела об уголовных преступлениях, за исключением случаев, когда они были расположены на территориях, где не действовали никакие другие судебные органы. Самая значительная, на наш взгляд, судебная реформа в СССР началась в первой половине 1950-х гг. и получила логическое завершение принятием в начале 1960-х гг.

законов о судоустройстве и судопроизводстве отдельных союзных республик.

Преобразования судебной системы продолжались около десяти лет, осуществлялись на фоне общественно-политических изменений «хрущевской оттепели» и фиксировались более чем в 20 общесоюзных нормативно-правовых актах и соответствующем законодательстве республик. Причинами, послужившими основанием реформы, можно считать объективную историческую необходимость в совершенствовании реализации функции отправления правосудия (судебный аппарат был чрезвычайно раздутым, громоздким в управлении, институты кассационного и надзорного обжалования были не сбалансированы, необходимость существования специальных органов со временем отпала), а также политические события в стране после смерти И. В. Сталина. Считаем возможным согласиться с мнением ряда авторов о том, что в период острой борьбы за власть в стране после смерти И.

В. Сталина, часть партийно-государственной элиты для ослабления позиций и уменьшения политического влияния очень сильного конкурента Л.

П. Берии организовала свертывание огромного репрессивного аппарата и ослабление спецслужб, им возглавляемых [2, 1) с. 697, 698, 704; 2) с. 246-247; 3) с. 56]. Высшее руководство страны в тот момент уже отказалось от масштабной репрессивной деятельности, огромный судебно-следственный аппарат в силу нестабильности политической ситуации и острого противостояния политических лидеров сам представлял большую опасность для многих из них.

Кроме того, он являлся основной опорой Л. П. Берии. В силу этого его политическими противниками организовывалось реформирование судебноследственного аппарата, направленное на сокращение его численности, уменьшение полномочий, ликвидацию специальных органов. В данном контексте происходила и реформа суда.

Поэтому, на наш взгляд, смерть И. В. Сталина и последующие политические события подтолкнули судебную реформу, хотя довольно острая необходимость преобразования системы юстиции назрела и без того, так как существовавшая на тот момент её модель изжила себя и больше не соответствовала правовой действительности и потребностям общества и государства.

24 июня 1953 года Президиум Верховного Совета СССР принял Указ об объединении водных транспортных судов и линейных судов железнодорожного транспорта в единые транспортные суды. Однако компетенция их осталась неизменной — рассмотрение дел о преступлениях на транспорте. 11 сентября того же года Президиумом Верховного Совета СССР принимается Указ «Об изменении подсудности военных трибуналов», которым существенно ограничивался перечень дел, которые они имели право рассматривать.

В дальнейшем в их компетенции оставят только дела о преступлениях, совершенных военнослужащими. Дела же об особо тяжких государственных преступлениях будут переданы на рассмотрение в общие суды, за исключением дел о шпионаже. Дела о диверсиях, терактах, измене родине и других преступлениях против государства, ранее рассматривавшихся трибуналами, становятся подсудны общим судам.

Кроме того, очень многочисленные военные трибуналы войск МВД СССР в 1953 году вообще были ликвидированы.

В их состав до упразднения входили помимо прочих военные трибуналы корпусов железнодорожных войск и военные трибуналы бригады железнодорожных войск, что могло порождать некий терминологический парадокс, ведь военные транспортные трибуналы были преобразованы в нормально действующие транспортные суды ещё в 1948 году. Однако названные суды организационно входили в систему трибуналов войск МВД и поэтому содержали в своем наименовании указание на железнодорожные войска, хотя и не являлись транспортными трибуналами. Также в 1953 году было ликвидировано Особое совещание при Министерстве внутренних дел СССР — орган, хотя и не являвшийся судебным, но фактически наделенный чрезвычайными полномочиями по рассмотрению уголовных дел и привлечению к уголовной ответственности, то есть осуществлявший судебную власть.

Особое совещание было откровенно репрессивным органом и его дальнейшее существование после 1953 года не соответствовало внутренней политике и противоречило интересам многих партийных лидеров, стремившихся к ослаблению силового блока и упразднению крайне опасной в условиях борьбы за власть репрессивной машины. Либерализация судебной системы была продолжена принятием 14 августа 1954 года Указа Президиума Верховного Совета СССР

«Об образовании президиумов в составе верховных судов союзных и автономных республик, краевых, областных судов и судов автономных областей»

.

В советский период, особенно во время сталинского правления, государство уделяло гораздо больше внимания вопросам уголовной юстиции, нежели гражданской. При этом особенностью судебной системы было сокращение возможностей обжалования и пересмотра приговоров.

Однако в соответствии с названным Указом и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 апреля 1955 года в порядке надзора вступившие в законную силу приговоры могли быть опротестованы прокурорскими работниками (Генеральным прокурором СССР, прокурорами союзных республик, их заместителями, прокурорами автономной республики, края, области, автономной области) и председателями судов (Верховного Суда СССР, Верховных судов союзных республик, их заместителями, председателями судов кассационных инстанций) в президиумы, образуемые во всех судебных органах, кроме судов первой инстанции. Президиумы верховных судов союзных и автономных республик, краевых, областных судов и судов автономных областей образовывались в составе председателя суда, его заместителей и 2 членов.

Создание президиумов судов в качестве надзорной инстанции положительно отразилось на отправлении правосудия и возможностях исправления судебных ошибок. Оно служило целям оптимизации судопроизводства и усиления контроля вышестоящих судов за разрешением дел подчиненными им судами первой инстанции. Указом от 14 марта 1955 года Президиума Верховного Совета СССР [3, ст.

116] была ощутимо урезана компетенция народных судов в области гражданской юрисдикции. Из их ведения были изъяты дела по спорам между государственными, кооперативными (кроме колхозов) и другими общественными организациями на сумму до ста рублей.

Впредь такие споры будут рассматриваться в административном порядке вышестоящими по отношению к должникам органами.

24 мая 1955 года было утверждено новое «Положение о прокурорском надзоре в СССР».

В соответствии с этим актом роль прокурорских работников понималась не только как карательнорепрессивная, но и как направленная на обеспечение законности и обоснованности привлечения к уголовной ответственности и на осуществление надзора за деятельностью и решениями в том числе судебных органов.

Логическим продолжением ликвидации Особого совещания при МВД СССР, трибуналов войск МВД СССР и минимизации подсудности военных трибуналов стало окончательное восстановление нормального порядка рассмотрения и расследования уголовных дел по некоторым государственным преступлениям. 19 апреля 1956 года было отменено постановление Президиума ЦИК СССР от 1 декабря 1934 г.

«О порядке ведения дел о подготовке или совершении террористических актов»

и постановление ЦИК СССР от 14 сентября 1937 года «О внесении в действующие уголовно-процессуальные кодексы изменений».

Фактически это означало завершение периода крупномасштабных репрессий. Исключительный порядок расследования и рассмотрения дел о государственных преступлениях, предполагавший сокращенный срок вручения копии обвинительного заключения, невозможность кассационного обжалования и вообще репрессивную деятельность как таковую, отменялся.

В дальнейшем суды и следственные органы применяли общий порядок, предусмотренный процессуальными кодексами.

Хотя и он подразумевал явно обвинительную модель уголовного процесса.

10 февраля 1957 года Верховный Совет СССР принял закон об отнесении к ведению отдельных республик принятие законодательства об устройстве судов этих республик и организации в них судопроизводства. Этим законом были внесены соответствующие изменения в пункт «х» статьи 14 Конституции СССР 1936 года.

В соответствии с этими изменениями центральные общесоюзные органы власти имели право устанавливать для всего Союза только основы законодательства о судоустройстве и судопроизводстве.

Отдельные же союзные республики получали полномочия по самостоятельному законодательному регулированию судопроизводства и судоустройства на своей территории.

Однако союзные республики на деле самостоятельных правовых систем не образовывали, их законодательство повторяло положения общесоюзного.

Но при этом в опубликовываемых в СССР юридических исследованиях отмечалось, что право в нашем государстве строится на демократических принципах и союзные республики активно используют предоставленную им самостоятельность в нормотворчестве [4, с. 356]. 12 февраля 1957 года объединенные в 1953 году транспортные суды после продолжительной дискуссии вообще ликвидировались. Их дальнейшее существование было признано нецелесообразным: специальные дела, самым непосредственным образом связанные с осуществлением транспортного дела, в общем числе рассматриваемых ими споров составляли очень малый процент [5, с.

25]. С этого момента дела о преступлениях на транспорте стали рассматривать обычные народные суды, областные, краевые суды, Верховные суды союзных и автономных республик. Чуть позже 6 мая 1957 года Президиум ВС СССР принял Указ

«О признании утратившими силу постановлений ЦИК и СНК Союза ССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР в связи с принятием закона от 12 февраля 1957 года «Об упразднении транспортных судов»

. Данный нормативно-правовой акт юридически дополнил вышеназванный Указ и отменил действие целого ряда Указов и Постановлений.

В продолжение курса на усиление Верховных судов союзных республик и их нижестоящих судов 12 февраля 1957 года принято новое «Положение о Верховном суде СССР» [6, ст. 84] и внесены изменения в ст.ст. 104 и 105 Конституции СССР. Данное Положение существенным образом уменьшало полномочия Верховного суда СССР.

Теперь он не мог вмешиваться в рассмотрение дел, минуя Верховные суды союзных республик, имел право рассматривать в порядке судебного надзора только приговоры и решения Верховных Судов союзных республик как судов первой инстанции, постановления президиумов Верховных Судов союзных республик лишь в случаях их противоречия союзному законодательству и нарушения интересов других союзных республик. Позже 3 июня 1957 года Президиум Верховного Совета СССР принял Постановление «О структуре аппарата Верховного Суда СССР», дополнявшее Положение от 12 февраля.

12 сентября и 20 декабря 1958 года Верховный Совет СССР принял Указы, определяющие порядок исполнения решений судов иностранных государств, с которыми у СССР заключены договоры об оказании правовой помощи. В соответствии с этими Указами правом рассмотрения ходатайств о принудительном исполнении решений иностранных судов наделялись краевые, областные суды, суды автономной области, окружные суды, Верховный Суд автономной республики и Верховный Суд союзной республики (в республиках, не имеющих областного деления) по месту жительства должника.

Однако наиболее важные нормативно-правовые акты, закрепившие создание новой модели судебной системы, были приняты 25 декабря 1958 года. К ним относятся Законы СССР об утверждении «Положения о военных трибуналах»[7, ст.

14],

«Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик»

[8, ст. 15],

«Основ законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик»

[9, ст.

12], а также Закон СССР «Об изменении порядка выборов народных судов»[10, ст. 13], внесший изменения в Конституцию, и Закон СССР об утверждении вышеназванных Указов Президиума Верховного Совета СССР от 12 сентября и 20 декабря 1958 года.

Данные правовые акты составляли основу нормативного регулирования судоустройства и судопроизводства в СССР. После их принятия были утверждены Указы Президиума Верховного Совета СССР от 13 апреля 1959 г.

и от 19 января 1961 г., в соответствии с которыми целый ряд правовых актов признавались утратившими силу. Не действующими были объявлены, в том числе и многие из вышеприведенных актов, оформлявших судебную реформу 1950-х годов. Это было обусловлено не отказом от закрепленных в них подходов, а, скорее, технико-юридическими причинами: вместо огромного множества актов было принято несколько, воспринявших и воспроизводящих их положения.

После этого законы, положения которых были продублированы во вновь принятых, отменялись.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис . Позже, 8 декабря 1961 года, были утверждены

«Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик»

.

После принятия общесоюзных основ судоустройства в соответствии с ними отдельные республики принимали свои судоустройственные и процессуальные законы, окончательно оформившие их судебные модели. При этом согласно ст. 16 вышеназванных Основ законодательства о судоустройстве судебную систему СССР образовывали суды союза ССР и суды союзных республик.

К судам Союза ССР относились Верховный суд Союза ССР и военные трибуналы.

Суды Союза ССР действовали на всей территории Советского Союза и выносили приговоры и решения именем Советского Союза. Они руководствовались законами Союза ССР и законами той союзной республики, на территории которой осуществляли правосудие. Верховный суд СССР, пересматривая в порядке надзора в установленных законом случаях уголовные и гражданские дела судов союзных республик, применял законодательство Союза СССР и той союзной республики, на территории которой дело рассматривалось первоначально.

К судам союзных республик относились Верховный суд союзной республики, Верховные суды автономных республик, областные, краевые, городские суды, суды автономных областей и национальных округов, районные (городские) народные суды. Таким образом, судебная система СССР 1950-1970-х годов была образована в результате масштабной реформы. Законодательство, регулировавшее отправление правосудия, принималось на двух уровнях — общесоюзном и республиканском.

Последнее действовало только в пределах принявшей его союзной республики и должно было развивать положения законов, принятых центральными органами и действовавших на всей территории СССР. Основу правового регулирования функционирования советской судебной системы в исследуемый период составили утвержденные 25 декабря 1958 года «Положение о военных трибуналах», «Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик», «Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик», а так же «Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик», утвержденные 8 декабря 1961 года.

In the present work the author gives a general characteristics of standard-legal base of functioning of the Soviet judicial system of 50-70th of the XX century based on historical and legal analysis of existing law and the changes consistently brought in it that led to its total judicial reform of the 1950th years. Keywords: standard-legal base, judicial system, the Constitution of the USSR, Decree of the Presidium of the Supreme Soviet of the USSR, The Supreme Court of the USSR, the people’s courts, military tribunals.

Список литературы 1. Свод законов СССР.

Т. 3. М., 1990. 2. 1) Зуев М. Н. История России с древнейших времен до начала XX века.

М.: Дрофа, 2005; 2) Пыжиков А. В. Внутрипартийная борьба и эволюция системы власти (1953-1957) // Вестник РАН. 2001. № 3; 3) Жуков Ю. Н. Борьба за власть в партийно-государственных верхах СССР весной 1953 года // Вопросы истории.

1996. № 5-6. 3. Ведомости Верховного Совета СССР. 1955. № 5. 4. Кожевников М. В.

История советского суда. 1917-1956гг. М.: Госюриздат, 1957. 5. Кодинцев А. Я. Транспортная юстиция СССР в 1948 — 1957 гг.

// Транспортное право. 2008. № 4.

6. Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. № 4. 7. Ведомости Верховного Совета СССР. 1959. №1. 8. Там же. 9. Там же.

10. Там же. Об авторе Труфанов С.В. — аспирант Кафедры конституционного права ФГБОУ ВПО «Юго-Западный государственный университет»; почтовый адрес: 307050, Курская область, Медвенский район, село Знаменка, Труфанову С. В. 8(915)517-55-45. Trufanov S.